21 сентября 2020, понедельник
Областные новости
18.09.2020
В 2020 году в Пензенской области планируется выполнить работы на 50 автомобильных дорогах регионального и межмуниципального значения общей протяженностью более 240 километров. В настоящее время работы полностью завершены на 42 объектах общей протяженностью 210 км.
18.09.2020
Специальный налоговый режим «Налог на профессиональный доход» на территории Пензенской области начал действовать с 1 июля 2020 года

Яндекс.Погода

Социальная сфера

13.02.2020

Солдатские матери

Принять активное участие в замечательных проектах районной газеты –  хорошая возможность к 75-летию Великой Победы рассказать о наших земляках. 
Годами собираемый мной материал о дорогих и уважаемых односельчанах села Полеологово хранится в моём домашнем архиве – в документах, фотографиях, в записях, а ещё больше – в памяти.
Вспомнили каждого
9 Мая – великий день для нашего народа, день радости и горя. Александра Ивановна Комратова вспоминала, что в  День Победы 1945 года в селе было шумно. В одних домах пели и плясали, играли гармони, в других стоял бабий вой. Женщины оплакивали своих погибших, которые уже никогда не ступят на порог родного дома. Почти в каждой второй семье на долгие годы поселилось горе. 
К  9 Мая 1984 года в селе Полеологово готовились задолго до праздника. Составили полные списки погибших на войне. Для этого попросили помощи у старожилов. Наши женщины буквально всей деревней, сообща, вспоминали своих бывших односельчан. Списки составляли подворно, по улицам. Мария Осиповна Тезятева говорила: «Ну и пусть семья переехала куда-то, дом-то остался, его же не увезёшь. А мы в селе выросли и с детства знаем, кто в каком доме жил». Её сестра Пелагея Осиповна Обыдина дополняла, что даже по ночам, лёжа в постели, не могла уснуть, всё вспоминала и вспоминала…
Вспомнили каждого: и как звали, и с какого года рождения, кем и как  работал, с кем кто дружил... Вспомнили и тех, кто, завербовавшись, уехал жить на Камчатку, Сахалин, Алтай. 
Впервые за долгие годы вспомнили и о солдатских вдовах. Их на ту дату осталось лишь восемь человек.
Праздник проводили в клубе (сейчас на этом месте стоит вновь восстановленная церковь). На него пригласили участников войны, вдов. Пришли их дети, внуки, родственники, односельчане. Было празднично. Звучала музыка, песни. Радость, слёзы, поздравления...
Вдовы сидели рядышком друг с другом, притихшие, взволнованные. Каждая заново переживала боль и горечь потери. Председатель колхоза Иван Фёдорович Пугачёв, тоже фронтовик, подошёл к каждой из них, поздравил с Днём Победы и вручил подарки. Это были красивые шали, даря которые, он набрасывал на плечи каждой вдовы и говорил: «Примите это как подарок от мужа с той далёкой и страшной войны за вашу любовь и верность». Женщины благодарили и плакали, плакали их дети, плакали родственники, односельчане. Фронтовики сидели, низко опустив головы, украдкой смахивали с ресниц скупые солдатские слёзы.
Прошло несколько дней. На улице встретила Марию Захаровну Капралову, 1906 года рождения, нашу соседку по огороду.
– Доченька, – обратилась она ко мне, – какие ж вы молодцы, что так наших баб порадовали. А что же вы про меня-то забыли? Бабы на войне мужей потеряли, а я сына, Васеньку. Всего-то семнадцать годков ему и было.
От растерянности я не могла вымолвить и слова. Смотрю, на лице у неё неописуемое горе, а из глаз слёзы огромными горькими горошинами скатываются по впалым щекам на её материнскую грудь.
Она медленно повернулась и тяжёлой шаркающей походкой, с опущенной головой побрела прочь. 
Много лет прошло с тех пор. Марии Захаровны давно нет в живых, а я всё не могу забыть, и чувство вины не даёт покоя. Прости нас, солдатская мать, лишённая в своём большом горе даже возможности поплакать на могилке совсем ещё юного сына. Находится могилка неблизко - в далёкой и чужой Польше. 
Дорогое письмо
В том же 1984 году заехали мы после 9 Мая в Кроптово к Екатерине Петровне Васьковой. Жила она одна в небольшом стареньком доме, который из-за ветхости кряхтел и скрипел от малейшего ветерка. Под стать дому была и хозяйка. Увидев нас, женщина растерялась. Немного успокоившись, пояснила: «Никогда в мой дом начальники не заходили».
Разговорились о житье-бытье: «Была и у меня семья когда-то, – рассказала нам Екатерина Петровна. – Жили втроём: я, муж и сыночек Ваня. Работали в колхозе. Всё было, как у людей. Тут война началась. Муж ушёл на войну первым, а потом и сын. Только и успел одно письмо прислать. Убили его. Мужа тоже убили, только позже».
Тяжело поднявшись с табурета, пошла солдатская мать и солдатская вдова в первый угол избы и из-за иконы достала сильно пожелтевший, с потрёпанными краями, листочек, развернула его и начала читать.
«Здравствуй, мама! Шлёт тебе низкий поклон твой сын Иван», – затем первую половину письма он просил передать поклоны родным, соседям. Ваня всех уважительно называл по именам, а кто постарше – по имени-отчеству. 
«Всё боялся, как бы кого не пропустить, чтобы не обидеть», – пояснила мать. Читала она негромко, но без запинки. Прочитала письмо, бережно сложила пополам, поднесла к губам и поцеловала. Горько вздохнула. Перекрестилась.
Мы попросили разрешения подержать письмо в руках. Увидели, что написано оно было простым карандашом, но за долгие годы все буквы были стёрты. Ни одного слова не разобрать. Как же она могла читать? 
«Мать письмо сына выучила наизусть и читала по памяти, как молитву!», – догадались мы. 
Подержит, погладит дрожащей рукой, поцелует, будто с сыночком встретилась и поговорила. Поплачет, вроде как и полегчает.
Спустя некоторое время, Мария Фёдоровна Пугачева, работавшая начальником отдела кадров колхоза, оформит солдатскую мать и жену в Дом ветеранов г. Пензы, где она спокойно доживёт свой век. После смерти под её подушкой нашли письмо. Положили его в гроб, поближе к материнскому сердцу, так и похоронили.
Солдатские матери положили на алтарь Победы самое дорогое – жизнь и счастье своих детей, чтобы была жива Родина, чтобы жили мы и наши дети. И нет у нас права забывать об этом!

Принять активное участие в замечательных проектах районной газеты –  хорошая возможность к 75-летию Великой Победы рассказать о наших земляках. 

Годами собираемый мной материал о дорогих и уважаемых односельчанах села Полеологово хранится в моём домашнем архиве – в документах, фотографиях, в записях, а ещё больше – в памяти.

Вспомнили каждого

9 Мая – великий день для нашего народа, день радости и горя. Александра Ивановна Комратова вспоминала, что в  День Победы 1945 года в селе было шумно. В одних домах пели и плясали, играли гармони, в других стоял бабий вой. Женщины оплакивали своих погибших, которые уже никогда не ступят на порог родного дома. Почти в каждой второй семье на долгие годы поселилось горе. 

К  9 Мая 1984 года в селе Полеологово готовились задолго до праздника. Составили полные списки погибших на войне. Для этого попросили помощи у старожилов. Наши женщины буквально всей деревней, сообща, вспоминали своих бывших односельчан. Списки составляли подворно, по улицам. Мария Осиповна Тезятева говорила: «Ну и пусть семья переехала куда-то, дом-то остался, его же не увезёшь. А мы в селе выросли и с детства знаем, кто в каком доме жил». Её сестра Пелагея Осиповна Обыдина дополняла, что даже по ночам, лёжа в постели, не могла уснуть, всё вспоминала и вспоминала…

Вспомнили каждого: и как звали, и с какого года рождения, кем и как  работал, с кем кто дружил... Вспомнили и тех, кто, завербовавшись, уехал жить на Камчатку, Сахалин, Алтай. 

Впервые за долгие годы вспомнили и о солдатских вдовах. Их на ту дату осталось лишь восемь человек.

Праздник проводили в клубе (сейчас на этом месте стоит вновь восстановленная церковь). На него пригласили участников войны, вдов. Пришли их дети, внуки, родственники, односельчане. Было празднично. Звучала музыка, песни. Радость, слёзы, поздравления...

Вдовы сидели рядышком друг с другом, притихшие, взволнованные. Каждая заново переживала боль и горечь потери. Председатель колхоза Иван Фёдорович Пугачёв, тоже фронтовик, подошёл к каждой из них, поздравил с Днём Победы и вручил подарки. Это были красивые шали, даря которые, он набрасывал на плечи каждой вдовы и говорил: «Примите это как подарок от мужа с той далёкой и страшной войны за вашу любовь и верность». Женщины благодарили и плакали, плакали их дети, плакали родственники, односельчане. Фронтовики сидели, низко опустив головы, украдкой смахивали с ресниц скупые солдатские слёзы.

Прошло несколько дней. На улице встретила Марию Захаровну Капралову, 1906 года рождения, нашу соседку по огороду.

– Доченька, – обратилась она ко мне, – какие ж вы молодцы, что так наших баб порадовали. А что же вы про меня-то забыли? Бабы на войне мужей потеряли, а я сына, Васеньку. Всего-то семнадцать годков ему и было.

От растерянности я не могла вымолвить и слова. Смотрю, на лице у неё неописуемое горе, а из глаз слёзы огромными горькими горошинами скатываются по впалым щекам на её материнскую грудь.

Она медленно повернулась и тяжёлой шаркающей походкой, с опущенной головой побрела прочь. 

Много лет прошло с тех пор. Марии Захаровны давно нет в живых, а я всё не могу забыть, и чувство вины не даёт покоя. Прости нас, солдатская мать, лишённая в своём большом горе даже возможности поплакать на могилке совсем ещё юного сына. Находится могилка неблизко - в далёкой и чужой Польше. 

Дорогое письмо

В том же 1984 году заехали мы после 9 Мая в Кроптово к Екатерине Петровне Васьковой. Жила она одна в небольшом стареньком доме, который из-за ветхости кряхтел и скрипел от малейшего ветерка. Под стать дому была и хозяйка. Увидев нас, женщина растерялась. Немного успокоившись, пояснила: «Никогда в мой дом начальники не заходили».

Разговорились о житье-бытье: «Была и у меня семья когда-то, – рассказала нам Екатерина Петровна. – Жили втроём: я, муж и сыночек Ваня. Работали в колхозе. Всё было, как у людей. Тут война началась. Муж ушёл на войну первым, а потом и сын. Только и успел одно письмо прислать. Убили его. Мужа тоже убили, только позже».

Тяжело поднявшись с табурета, пошла солдатская мать и солдатская вдова в первый угол избы и из-за иконы достала сильно пожелтевший, с потрёпанными краями, листочек, развернула его и начала читать.

«Здравствуй, мама! Шлёт тебе низкий поклон твой сын Иван», – затем первую половину письма он просил передать поклоны родным, соседям. Ваня всех уважительно называл по именам, а кто постарше – по имени-отчеству. 

«Всё боялся, как бы кого не пропустить, чтобы не обидеть», – пояснила мать. Читала она негромко, но без запинки. Прочитала письмо, бережно сложила пополам, поднесла к губам и поцеловала. Горько вздохнула. Перекрестилась.

Мы попросили разрешения подержать письмо в руках. Увидели, что написано оно было простым карандашом, но за долгие годы все буквы были стёрты. Ни одного слова не разобрать. Как же она могла читать? 

«Мать письмо сына выучила наизусть и читала по памяти, как молитву!», – догадались мы. 

Подержит, погладит дрожащей рукой, поцелует, будто с сыночком встретилась и поговорила. Поплачет, вроде как и полегчает.

Спустя некоторое время, Мария Фёдоровна Пугачева, работавшая начальником отдела кадров колхоза, оформит солдатскую мать и жену в Дом ветеранов г. Пензы, где она спокойно доживёт свой век. После смерти под её подушкой нашли письмо. Положили его в гроб, поближе к материнскому сердцу, так и похоронили.

Солдатские матери положили на алтарь Победы самое дорогое – жизнь и счастье своих детей, чтобы была жива Родина, чтобы жили мы и наши дети. И нет у нас права забывать об этом!

Оставить комментарий