25 октября 2021, понедельник
Областные новости
25.10.2021
В регион продолжаются поставки вакцины от коронавируса.
22.10.2021
Банк России проводит дистанционные занятия по финансовой грамотности для граждан пенсионного и предпенсионного возраста.

Яндекс.Погода

Социальная сфера

09.09.2021

#КАРПЕЕВЫ: от истоков до современности

Мне посчастливилось родиться в семье Карпеевых, многие жители Бессоновского района знакомы с нашей семьёй, несмотря на то, что её истоки идут из посёлка Лунино. Но много лет жизни и труда отдано моим дядей Анатолием Владимировичем Карпеевым и моей мамой Татьяной Владимировной Андрияновой именно Бессоновскому району, а именно – Бессоновскому райпо.
Родились Анатолий и Татьяна в семье Владимира Степановича и Анны Ильиничны, уроженцев Лунинского района. Семья по линии матери проживала в Лунине, жизнь их была далеко не простой. 
О прошлом – из бабушкиных рассказов
Отказавшись от вступления в колхоз, семья мамы Анатолия жила трудно. Потом об этих непростых годах она вспоминала:
«Папа рано умер, маме трудно приходилось, нас с Маруськой одень-обуй, накорми. Были у меня ботинки. Каким чудом мама мне их справила, не помню. Только ботинки эти были единственной моей обувкой. И то на гвоздике висели у двери, обувала изредка, всё больше босиком ходила. 
А тут колхоз. Всех сгоняют. И мама не пошла – верующая была. Признали нас кулаками. Пришли раскулачивать. А всё добро наше – корова, самовар и мои ботинки. Бегу я домой, слышу, мама кричит, плачет, корову выводят.  Забегаю в дом, а там председатель описывает наш самовар. И гляжу – руки тянет к ботинкам моим! Что со мной сталось! Как закричу: «Не тронь, не твои!» Схватила эти ботинки, сама маленькая, девчонка ещё, да с размаху этими ботинками председателя оходила! И бежать со всех ног. В полыни дотемна сидела, ботинки у груди держала, боялась выйти, слышала, как ругался председатель на маму, как самовар всё-таки унесли, а ботинки я свои сберегла!..»
Сам же Анатолий родился не в Лунине, а  в далёком Охотске, родители его в то время уехали на заработки. Долгими зимними вечерами мы с сёстрами часто приставали к бабушке с расспросами о её жизни, и чаще всего она рассказывала о жизни в Охотске.
«Да…», – с глубокого вздоха обычно начинался рассказ бабушки. И воспоминания уносили её далеко-далеко от нас, а насколько далеко, мы, тогда маленькие девчонки, и представить не могли…  Масштабы нашей страны были нам знакомы, но непонятны, и Охотск казался нам каким-то соседним городом, как, например, Сызрань или даже Каменка. 
«После войны, всей семьёй – я, наш сынок Шурик (ему и года тогда ещё не было), муж Володя, его сестра Маша и их отец, свёкор мой, значит (я его папанькой звала, уж больно он меня любил и жалел) завербовались на Дальний Восток, в Охотск. Плыли туда пароходом, и, думала я, конца-краю не будет… Как приплыли, устроились мои все работать на рыбзавод, а на хозяйстве я с Шуриком, дома. Жили мы в длинном деревянном бараке, вместе с нами жили и корейцы. Звали они меня – чудно: «мадам»! Незлые они были, лопочут, половина по-нашему, половина – на своём, ну, мы понимали. 
Неплохо зарабатывали, платили хорошо.  Только климат был суровый, не приживалась я там никак. Цинга, ноги пухли, не ходили, дёсны кровили… Поили меня местные бабы отварами, за Шуриком приглядывали. А всё равно не спасла я Шурика своего…
 Он совсем маленький был, два годика, и Толю в 1948 году родила в Охотске – два малыша на руках… Я Толю на руках качаю, а Шурик плачет: брось его, возьми меня!
Придут корейцы, лопочут – «мадам, мадам, давай нам, нам давай!» Любили больно ребятишек моих, помогали мне.  Шурик заболел, я болела, сил  совсем не было, не вставала на ноги всю зиму. Я выжила, а Шурик – нет. Папанька  наш сел и сказал: «Уезжаем. Одного внука схоронил, тебя, Нюронька, чуть не потеряли. Уезжаем, пока и Толю в этой земле не оставили. Я Галей беременная была, собрались и к крёстныньке моей, в Сызрань, поехали. Там Галя родилась в 1950-ом. 
Год в Сызрани мы с ребятишками жили, а потом завербовались в Верхний Уфалей, под Челябинском. До самого 1954-го жили там, а потом решили-таки на родину вернуться. Приехали в Лунино с одним рублём. Вырыли землянку и начали дом ставить. Таня тут родилась. В землянке. А своими ножками уж в дом входила. Построились.  Больше уж никуда не срывались с места…»
Почти за шесть тысяч километров…
Сейчас я по крупицам собираю и восстанавливаю хронологию событий.  Отчего не расспросила я тогда подробнее бабушку, не записала её рассказ.
Я посмотрела карту: 5600 км отделяет Лунино или Бессоновку от Охотска. Масштабы впечатляют. И откуда это, что это было? Дух авантюризма или способ как-то выжить в послевоенные годы? Я много читала о суровых дальневосточных землях, но мне и в голову не приходило, что именно в таких условиях жили мои родные, здесь родился мой дядя…
Я как будто вижу свою бабушку молодой – маленькую, курносую, с косой вокруг головы, как она топит там печь – в худом деревянном бараке, который продувается бесконечной зимой ледяным морским ветром (это же самое побережье Охотского моря!), как бежит за водой, готовит еду, обстирывает своих домашних – двух взрослых мужчин и двух малышей… Это ж одной воды сколько принести-унести нужно?! Откуда же бабушке на всё хватало сил?
Талантливый человек талантлив во всём
Так, в разъездах по  нашей огромной стране, прошло детство Анатолия Владимировича.
Вернувшись на родину и встав немного на ноги, Карпеевы построили дом в посёлке Лунино. Анатолий пошёл учится в Лунинскую среднюю школу, именно в школьные годы появилось у него увлечение фотографией, уже в годы работы в райпо не раз он говорил мне о своей мечте: выйду на пенсию и наконец займусь любимым хобби.
После окончания девяти классов поступил в Пензенский кооперативный техникум, после окончания которого Анатолий Владимирович был направлен по распределению товароведом в Беднодемьяновск, в райпо. Здесь он встретил свою супругу Галину Александровну, девушку строгой, редкой красоты, с правильными чертами лица, высокую, статную. Когда чета Карпеевых приезжала в гости в родное Лунино, соседи любовались красивой парой. В Беднодемьяновске у них родился единственный сын Дмитрий. 
И какая же радость была у нас в доме во время визитов дяди Анатолия к нам в Лунино! Бабушка взволнованно собирала на стол, доставала из серванта лучшую посуду, стелила праздничную скатерть. За столом  обсуждались семейные дела, и всегда любимый сын Толя находил минутку, чтобы уединиться с бабушкой в отдельной комнате и, держа её за руку, расспросить наедине о здоровье и домашних проблемах. 
После Беднодемьяновска Анатолий Владимирович до выхода на пенсию работал председателем Бессоновского райпо. В этой же организации 20 лет проработала и моя мама Татьяна Владимировна. Всю свою энергию и силу направила она на то, чтобы Торговый центр в селе Бессоновка стал таким, какой он сейчас. Не зря она заслуженно  носит звание «Ветеран труда». Мама обладает превосходными качествами – коммуникабельностью и способностью распознавать с первого взгляда, что из себя представляет человек.
А ещё я с большой теплотой вспоминаю наши творческие вечера в райпо, которые организовывал Анатолий Владимирович. Он является поклонником творчества Владимира Высоцкого. Не забыть мне вечер, приуроченный ко дню рождения поэта. Помню, как мы готовились всем коллективом, как читали воспоминания о Высоцком его современников и Марины Влади, слушали его песни и зачитывали стихи, как исполнял песни Высоцкого под гитару сам Анатолий Владимирович.
Труд Анатолия Владимировича  по достоинству много раз отмечен наградами, грамотами, дважды избирался депутатом Собрания представителей Бессоновского района. 
Сейчас я рассказываю своим читателям в социальной сети Инстаграм об истоках  моей семьи и с гордостью подписываю свои публикации хештегом #карпеевы.

Мне посчастливилось родиться в семье Карпеевых, многие жители Бессоновского района знакомы с нашей семьёй, несмотря на то, что её истоки идут из посёлка Лунино. Но много лет жизни и труда отдано моим дядей Анатолием Владимировичем Карпеевым и моей мамой Татьяной Владимировной Андрияновой именно Бессоновскому району, а именно – Бессоновскому райпо.

Родились Анатолий и Татьяна в семье Владимира Степановича и Анны Ильиничны, уроженцев Лунинского района. Семья по линии матери проживала в Лунине, жизнь их была далеко не простой. 

О прошлом – из бабушкиных рассказов

Отказавшись от вступления в колхоз, семья мамы Анатолия жила трудно. Потом об этих непростых годах она вспоминала:

«Папа рано умер, маме трудно приходилось, нас с Маруськой одень-обуй, накорми. Были у меня ботинки. Каким чудом мама мне их справила, не помню. Только ботинки эти были единственной моей обувкой. И то на гвоздике висели у двери, обувала изредка, всё больше босиком ходила. 

А тут колхоз. Всех сгоняют. И мама не пошла – верующая была. Признали нас кулаками. Пришли раскулачивать. А всё добро наше – корова, самовар и мои ботинки. Бегу я домой, слышу, мама кричит, плачет, корову выводят.  Забегаю в дом, а там председатель описывает наш самовар. И гляжу – руки тянет к ботинкам моим! Что со мной сталось! Как закричу: «Не тронь, не твои!» Схватила эти ботинки, сама маленькая, девчонка ещё, да с размаху этими ботинками председателя оходила! И бежать со всех ног. В полыни дотемна сидела, ботинки у груди держала, боялась выйти, слышала, как ругался председатель на маму, как самовар всё-таки унесли, а ботинки я свои сберегла!..»

Сам же Анатолий родился не в Лунине, а  в далёком Охотске, родители его в то время уехали на заработки. Долгими зимними вечерами мы с сёстрами часто приставали к бабушке с расспросами о её жизни, и чаще всего она рассказывала о жизни в Охотске.

«Да…», – с глубокого вздоха обычно начинался рассказ бабушки. И воспоминания уносили её далеко-далеко от нас, а насколько далеко, мы, тогда маленькие девчонки, и представить не могли…  Масштабы нашей страны были нам знакомы, но непонятны, и Охотск казался нам каким-то соседним городом, как, например, Сызрань или даже Каменка. 

«После войны, всей семьёй – я, наш сынок Шурик (ему и года тогда ещё не было), муж Володя, его сестра Маша и их отец, свёкор мой, значит (я его папанькой звала, уж больно он меня любил и жалел) завербовались на Дальний Восток, в Охотск. Плыли туда пароходом, и, думала я, конца-краю не будет… Как приплыли, устроились мои все работать на рыбзавод, а на хозяйстве я с Шуриком, дома. Жили мы в длинном деревянном бараке, вместе с нами жили и корейцы. Звали они меня – чудно: «мадам»! Незлые они были, лопочут, половина по-нашему, половина – на своём, ну, мы понимали. 

Неплохо зарабатывали, платили хорошо.  Только климат был суровый, не приживалась я там никак. Цинга, ноги пухли, не ходили, дёсны кровили… Поили меня местные бабы отварами, за Шуриком приглядывали. А всё равно не спасла я Шурика своего…

 Он совсем маленький был, два годика, и Толю в 1948 году родила в Охотске – два малыша на руках… Я Толю на руках качаю, а Шурик плачет: брось его, возьми меня!

Придут корейцы, лопочут – «мадам, мадам, давай нам, нам давай!» Любили больно ребятишек моих, помогали мне.  Шурик заболел, я болела, сил  совсем не было, не вставала на ноги всю зиму. Я выжила, а Шурик – нет. Папанька  наш сел и сказал: «Уезжаем. Одного внука схоронил, тебя, Нюронька, чуть не потеряли. Уезжаем, пока и Толю в этой земле не оставили. Я Галей беременная была, собрались и к крёстныньке моей, в Сызрань, поехали. Там Галя родилась в 1950-ом. 

Год в Сызрани мы с ребятишками жили, а потом завербовались в Верхний Уфалей, под Челябинском. До самого 1954-го жили там, а потом решили-таки на родину вернуться. Приехали в Лунино с одним рублём. Вырыли землянку и начали дом ставить. Таня тут родилась. В землянке. А своими ножками уж в дом входила. Построились.  Больше уж никуда не срывались с места…»

Почти за шесть тысяч километров…

Сейчас я по крупицам собираю и восстанавливаю хронологию событий.  Отчего не расспросила я тогда подробнее бабушку, не записала её рассказ.

Я посмотрела карту: 5600 км отделяет Лунино или Бессоновку от Охотска. Масштабы впечатляют. И откуда это, что это было? Дух авантюризма или способ как-то выжить в послевоенные годы? Я много читала о суровых дальневосточных землях, но мне и в голову не приходило, что именно в таких условиях жили мои родные, здесь родился мой дядя…

Я как будто вижу свою бабушку молодой – маленькую, курносую, с косой вокруг головы, как она топит там печь – в худом деревянном бараке, который продувается бесконечной зимой ледяным морским ветром (это же самое побережье Охотского моря!), как бежит за водой, готовит еду, обстирывает своих домашних – двух взрослых мужчин и двух малышей… Это ж одной воды сколько принести-унести нужно?! Откуда же бабушке на всё хватало сил?

Талантливый человек талантлив во всём

Так, в разъездах по  нашей огромной стране, прошло детство Анатолия Владимировича.

Вернувшись на родину и встав немного на ноги, Карпеевы построили дом в посёлке Лунино. Анатолий пошёл учится в Лунинскую среднюю школу, именно в школьные годы появилось у него увлечение фотографией, уже в годы работы в райпо не раз он говорил мне о своей мечте: выйду на пенсию и наконец займусь любимым хобби.

После окончания девяти классов поступил в Пензенский кооперативный техникум, после окончания которого Анатолий Владимирович был направлен по распределению товароведом в Беднодемьяновск, в райпо. Здесь он встретил свою супругу Галину Александровну, девушку строгой, редкой красоты, с правильными чертами лица, высокую, статную. Когда чета Карпеевых приезжала в гости в родное Лунино, соседи любовались красивой парой. В Беднодемьяновске у них родился единственный сын Дмитрий. 

И какая же радость была у нас в доме во время визитов дяди Анатолия к нам в Лунино! Бабушка взволнованно собирала на стол, доставала из серванта лучшую посуду, стелила праздничную скатерть. За столом  обсуждались семейные дела, и всегда любимый сын Толя находил минутку, чтобы уединиться с бабушкой в отдельной комнате и, держа её за руку, расспросить наедине о здоровье и домашних проблемах. 

После Беднодемьяновска Анатолий Владимирович до выхода на пенсию работал председателем Бессоновского райпо. В этой же организации 20 лет проработала и моя мама Татьяна Владимировна. Всю свою энергию и силу направила она на то, чтобы Торговый центр в селе Бессоновка стал таким, какой он сейчас. Не зря она заслуженно  носит звание «Ветеран труда». Мама обладает превосходными качествами – коммуникабельностью и способностью распознавать с первого взгляда, что из себя представляет человек.

А ещё я с большой теплотой вспоминаю наши творческие вечера в райпо, которые организовывал Анатолий Владимирович. Он является поклонником творчества Владимира Высоцкого. Не забыть мне вечер, приуроченный ко дню рождения поэта. Помню, как мы готовились всем коллективом, как читали воспоминания о Высоцком его современников и Марины Влади, слушали его песни и зачитывали стихи, как исполнял песни Высоцкого под гитару сам Анатолий Владимирович.

Труд Анатолия Владимировича  по достоинству много раз отмечен наградами, грамотами, дважды избирался депутатом Собрания представителей Бессоновского района. 

Сейчас я рассказываю своим читателям в социальной сети Инстаграм об истоках  моей семьи и с гордостью подписываю свои публикации хештегом #карпеевы.


Оставить комментарий